Наверх

Дело всей жизни

Дата публикации: 07 Мая 2020

А я – в Новороссийске. Что нас объединяет? Ей 80 лет, она потеряла отца в Великой Отечественной, когда ей было не больше трех. Всю жизнь она мечтала увидеть в списке имен на могиле погибших воинов очень важное для нее имя – Козлов И.Ф. И сказать самой себе: «Я нашла тебя, папа».

– Мне было 8 месяцев, когда его призвали на фронт, – сквозь слезы рассказывает Людмила Ивановна Козлова, дочь командира, погибшего в боях за Новороссийск. – Но все годы, пока я росла, я мысленно представляла, что он рядом со мной и заботится. Я тысячи раз перечитывала его фронтовые письма, которые он посылал матери. В каждом письме он спрашивал, как я: сделала ли первый шаг, сказала ли первое слово, просил поцеловать, говорил, что очень любит. Мама очень ждала его, но в 43-м пришла похоронка: погиб под Новороссийском в Грушовой Балке.

Людмила Ивановна с большой любовью рассказывала про отца: герой до войны и во время нее. Всегда служил – сначала в милиции, потом в армии. Дважды был ранен. Третье ранение оказалось смертельным.

Это сейчас погибших фронтовиков помогают искать специальные отряды добровольцев, раньше было сложнее. Долгие годы ушли на то, чтобы получить документы, подтверждающие место гибели героя Ивана Козлова. В 80-х годах Людмила Ивановна попала в Новороссийск, но не смогла добраться до его захоронения, к тому же место гибели бойцов еще не было толком обозначено.

Спустя годы АО «Черномортранснефть» установило здесь, в урочище Грушовая Балка, мемориальную плиту с именами всех, кто погиб в этих местах во время сражений. Всех, о ком знали на тот момент.

Женщина писала запросы в различные инстанции с просьбой о помощи. А после решила отправить письмо напрямую в «Черномортранснефть», так как именно они ухаживают за памятным знаком. «Я дочь Козлова Ивана Фроловича, заместителя полит-рука, командира минометного отделения, погибшего 04.02.1943 и захороненного в братской могиле советских воинов 81-й краснознаменной морской стрелковой бригады, расположенной в урочище Грушовая Балка…» Женщина рассказала обо всех своих многолетних поисках и мытарствах: «Мне ведь уже 80 лет. Возможно, я этого уже и не увижу. А я так мечтаю…»

Это письмо пришло в середине апреля. Уже через пару недель Людмиле Ивановне позвонили с предприятия и сказали, что фамилия ее отца выгравирована на мемориальной плите. Вопрос решился за считаные дни.

– Вы даже не представляете, как я себя чувствую, – Людмила Ивановна не то чтобы всхлипывала, она плакала, как плачут дети, когда встречают своих родителей после долгой разлуки. – Мы как огромную реликвию храним дома все папины награды, все его письма.

Все герои, кто погиб во время Великой Отечественной войны и кто выжил, вернувшись домой с Победой, достойны того, чтобы их знали и благодарили потомки.

 

Новороссийский рабочий